«Меня словно распилили пополам…»: Вдова Дмитрия Марьянова рассказала откровенные подробности о смерти мужа

Ксения Бик рассказала «КП», как она спасала мужа и что произошло в последний день его жизни

Популярное: Ксения Алферова потеряла близкого человека


 

Дмитрия Марьянова не стало 15 октября: артист скончался по дороге в больницу подмосковной Лобни, куда его везли из частной клиники. В гибели 47-летнего актера с самого начала было много неясностей — начиная с места смерти (сперва рассказывали, что Марьянов якобы отдыхал на даче с друзьями) и заканчивая тем, как и от чего его лечили в платной клинике, где артисту стало плохо. Медики установили: у Марьянова оторвался тромб, и это его убило.

Тем не менее бывшая гражданская жена актера фигуристка Ирина Лобачева в интервью «КП» высказала версию: смерть Дмитрия неслучайна и выгодна тому, кто получит наследство артиста — то есть его вдове. Чтобы прояснить ситуацию, мы позвонили вдове Дмитрия Марьянова Ксении Бик.

«Этот день остался в памяти навсегда»

— Ксения, примите наши соболезнования. Говорят, сейчас проводится проверка обстоятельств смерти Дмитрия?

— Да, идет проверка той клиники. Я все, что знала, рассказала в Следственном комитете.

— В клинику он попал на профилактику или в острый период (медцентр специализировался на лечении алкоголизма. — Ред.)?

— Я не даю по этому поводу комментарии. Я все рассказала следователям. Помню тот день от начала и до конца по минутам. У меня все это в памяти запечаталось навсегда.

— Вам важно узнать, кто виноват в смерти Дмитрия?

— Очень важно. Но только не сейчас, я не в состоянии сейчас что-то выяснять (сдерживая рыдания).

— Кто вас сейчас поддерживает?

— Моя мама и все друзья-актеры. Меня распилили напополам и похоронили одну часть! Таких отношений, как у нас с Димой, не было ни у кого. Я психотерапевт, кандидат наук, ко мне ходят люди, рассказывают свои судьбы. Но таких отношений я не встречала. Их больше нет и никогда не будет. Таких или любых других. Потому что Димку не заменит никто! Это зависть богов, видимо. На нас смотрели друзья и равнялись. Говорили: «Мы хотим так же».

Мне не в чем оправдываться. Я спасала Диму как могла! Не удалось…

Мне говорят: «Есть вероятность, что на вас могут открыть уголовное дело, что вы из-за наследства…» Я ответила: «Очень вас разочарую, но мне ничего не принадлежит». Дима очень долго об этом говорил, но так ничего и не сделал. Он говорил, что все, что он заработал, должно достаться нам (Ксении и дочке Анфисе. — Ред.). Но он ничего не сделал, поэтому нет никаких притязаний.

«Целовал мне ноги»

— Актриса Любовь Толкалина, игравшая с Дмитрием в одном спектакле, говорила, что тромб у него был еще в прошлом году.

— Да. Тогда он не хотел ехать в больницу. Проснулся и говорит: «Ксенька, чего-то у меня болит нога». Я говорю: «Какая нога? Что случилось?» А вы знаете, он же каскадер у меня. Он же бешеный, весь переломанный! Я спрашиваю: «Сильно болит?» Он говорит: «Да, встать не могу». Я потрогала, а она, знаете, вся опухшая, очень горячая. Говорю: «Срочно «Скорую»!» Он — мне: «Отстань, я перехожу». В итоге по его настоянию «Скорую» не вызвали — он сам доковылял до машины. Я поехала с ним в 68-ю московскую больницу. Ему сделали УЗИ, а там — десятисантиметровый тромб. Они его тут же на каталку, перемотали ноги и поставили калофильтр. Он жил на кроверазжижающих препаратах.

Этим летом он ездил в клинику, проверялся, ему смотрели ноги, все было в порядке.

— Почему же все трагично получилось в этот раз? Ведь вы же спасли его в прошлом году…

— Это был не единственный раз, в который я его спасала! У нас с ним утро начиналось с того, что он целовал мне ноги и говорил: «Я живу благодаря тебе».

У меня есть его последние письма, которые он писал мне. В них столько любви!

Он говорил: «Я так тебя достал! Как ты еще со мной живешь?!» У него был непростой характер. Ведь недаром он столько лет не женился. С ним было непросто жить, не каждый сможет. С ним должен быть рядом человек определенного склада. Он был очень взрывной, эмоциональный, даже резкий. А я, наоборот, его уравновешивала. Я очень спокойный человек.

 

В ТЕМУ

«Ксения была для Димы ангелом-хранителем»

Актриса Любовь Толкалина близко дружила с семьей Марьянова.

— Бывшая гражданская жена Дмитрия Ирина Лобачева не верит в естественность смерти актера. Считает, что кому-то хотелось его наследства…

— Это глупость. Я много времени проводила с Димой, мы дружили. Мы с ним два года ездили на гастроли, играли вдвоем спектакль. Он был здоров, но прошлым летом у него обнаружили тромб. Тогда его просто чудом спасли — вовремя оказали помощь. Рядом оказалась жена Ксения, быстро среагировала.

После того случая Дима стал принимать лекарство, которое разжижает кровь. Мы, друзья, старались его убедить, что надо себя беречь. Но артисты — они же совершенно никого не слушают!

Его жену не в чем упрекнуть. Она всегда заботилась о нем. У них были не просто нежные, а абсолютно идеальные отношения. Таких пар, как они, по пальцам пересчитать. Ксения была для него ангелом-хранителем. Он все свои рассказы — а он вообще был потрясающий рассказчик — начинал: «А вот Ксения…», «А вот Ксения сказала…». И дальше что-то рассказывал. Он в ней нуждался просто как ребенок! Между ними были абсолютно доверительные отношения. Они были построены на юморе, интуитивном понимании друг друга. Ксения всегда умела найти к нему подход.

Мы два года вместе играли в спектакле «Нереальное шоу» по пьесе Вербера. Это был особый спектакль, который делал нас родными. В спектакле из его уст звучали фатальные фразы. Его герой говорит: «Я не верю в бога, теперь вы знаете почему. Если бог дает мне человека всей моей жизни, то зачем он у меня его отбирает — посмотреть на мои страдания?» Сейчас у меня эта фраза звучит в голове…

УПУЩЕННЫЙ ШАНС

Если бы рядом оказались реаниматологи, актера можно было бы спасти

Следственный комитет уже выяснил, что подмосковная клиника, куда Марьянов приехал лечиться от алкоголизма, работала без лицензии. Фактически это был частный дом с нанятыми психологами. Директор этой «клиники» рассказала, что Марьянова лечили психологическими тренингами, для него разработали персональную систему воздействия.

Как сообщил наш источник, в клинику Марьянов попал в алкогольном опьянении, его выводили из запоя. В лечебнице он провел пять дней. Сейчас проверяющие выясняют, насколько квалифицированную помощь оказывали Дмитрию, — есть подозрения, что она была не очень-то профессиональной.

— Мой коллега работает в бригаде, проводящей доследственную проверку, — рассказал «КП» один из медэкспертов. — Смерть Марьянова наступила в результате оторвавшегося в ноге тромба. Тромб закупорил легочную артерию, из-за чего произошло удушье. Если бы рядом были реаниматологи, которые подключили бы его к искусственному дыханию, Марьянова можно было бы спасти.

Когда вечером актеру стало плохо, работники центра сначала пытались самостоятельно оказать ему помощь. Позвонили в «Скорую», но через четыре минуты вызов отменили. Надеялись, что справятся сами. Потом все-таки повторно вызвали «Скорую», которая повезла Дмитрия в больницу. Но время было упущено. В машине пациент умер.

— Есть предпосылки того, что может быть открыто уголовное дело по статье «халатность, повлекшая тяжелые последствия», — рассказал наш источник. — Много вопросов к тому, как они вообще лечили людей от запоя в этой частной лавочке. Говорят, они гарантировали анонимность, поэтому туда и привозили людей, желающих, чтобы никто не узнал про их недуг.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Дмитрий МАРЬЯНОВ родился 1 декабря 1969 года в Москве. В 1992 году окончил Театральное училище имени Щукина, после чего сразу же был принят в труппу театра «Ленком». В 1986 году Марьянов сыграл главную роль в фильме «Выше радуги». В 1988-м снялся в ленте «Дорогая Елена Сергеевна». А в 1991-м — в картине «Любовь». Эти роли закрепили за ним статус звезды нового поколения. Актер известен по десяткам ролей в популярнейших российских сериалах и кино — от «Графини де Монсоро» до сериалов «Дневник убийцы», «Леди Мэр», «Кавалеры морской звезды», «Ростов-папа», «Боец».



Коментарии

comments