Ужасы медицинского образования, или как учится врач

Получив диплом, выпускник меда растерян, некомпетентен, профнепригоден и по сути не умеет ничего.

ЧАСТЬ I. Додипломная. 

Пару месяцев назад я написала статью-блог о проблемах в здравоохранении Глазами этого самого здравоохранения. Несколько десятков тысяч человек прочитали ее в сети, конструктивная общественная дискуссия по реформе медицины так толком и не начата, а сама реформа – словно привидение: она то ли есть, то ли ее нет.

Зазвучали даже идеи, прекрасные в своей новизне и радикальности: всех нынешних медиков разогнать и на новых поменять. Создать параллельную, так сказать, структуру – по примеру новенькой милиции.

А вот вы почитайте, например, как учатся врачи. А там – сами посмотрите, кого и как разогнать…

АБИТУРИЕНТ

Поступающий в мединститут вчерашний школьник сдает больше экзаменов (независимых тестов), чем абитуриенты других ВУЗов. Причем учить и сдавать нужно одновременно и язык – и физику с химией-биологией. То есть мозг медицинского абитуриента должен иметь особые технические характеристики: обладать большой оперативной памятью и не быть заточенным под гуманитарный либо технический профиль.

Оплата за обучение по контракту составляет около 17 тыс грн в год. На бюджетное обучение конкурс выше, на контрактное – ниже. Вместе со стипендией выпускник-бюджетник получит обязательное распределение на малопрестижную специальность: в сельскую амбулаторию семейной медицины, например. Вместо желанной урологии или нейрохирургии.

Вступительный проходной балл зависит от конкурса. Конкурс в медвузы непостоянен: резко депрессивный в конце девяностых, он вдруг стал быстро расти в последние годы — в чем, некоторые подозревают, доктора Хауса вина.

СТУДЕНТ

Преподавание базовых, фундаментальных, дисциплин всегда являлось сильной стороной отечественного додипломного медобучения. В украинских медах студентов традиционно великолепно натягивают по анатомиям и биохимиям с гистологиями. Так повелось с олд-скульных еще времен – когда профессора все как один носили пенсне, а слова в их монографиях заканчивались на букву ять…

Также основательно преподаются в отечественных медвузах и клинические дисциплины – пропедевтики и терапии с хирургиями. Правда, в основном, теоретические стороны предметов.

Иностранцы любят учиться на врачей здесь, у нас. Люди с нашими дипломами вливаются в системы здравоохранения разных стран. Студенты из десятков стран мира получают относительно недорогое украинское образование и разлетаются по разным континентам, включая и вожделенный северо-американский (нота бене!). Работать врачом в Америке или Канаде – предел мечтаний студента-медика.

В институте учатся по учебникам и атласам.

Стандарты студенческих предметов не имеют принципиальных различий на разных континентах: на всех факультетах мира изучают одинаковую анатомию и фармакологию, и патофизиологии по разные стороны всех океанов —  похожи, как две капли воды…

Таким образом, и Питер из какого-нибудь Стокгольмского медицинского факультета, и Петя из киевского Богомольца, к третьему курсу имеют примерно одинаковый комплект знаний и дают примерно одинаковые ответы на примерно одинаковые тесты.

Есть, правда, один вопрос, ответ на который в Стокгольме и Киеве будет звучать по-разному. Если не учиться как следует, как того требуют стандарты ВУЗа – можно ли получить диплом факультета? Ответ для Питера однозначен: нет.

А вот Петя сможет получить диплом.

Во все времена существовала масса способов «решения вопросов» с зачетами и экзаменами — от легкого читинга до приобретения пакета «под ключ», т.е. полностью закрытой сессии. Способы эти, повторю, не сегодня возникли — а существовали еще тогда, когда в институтах командовали парторги с комсоргами.

Ну а сегодня преподавателю — с зарплатой три тысячи — выгоднее не преподавать тому, кто хочет учиться, а поставить зачет тому, кто учиться не хочет. Выгодно не преподавать.

Во все времена существовала масса способов «решения вопросов» с зачетами и экзаменами — от легкого читинга до приобретения пакета «под ключ»
Правда, о покупке «клиентом» целого диплома, честно говоря, слышать не приходилось. Да и кому и зачем он может пригодиться – купленный без учебы врачебный диплом? Что с ним потом делать? Ума не приложу.

Будем справедливыми и отметим, что вышесказанное — все вот это про «покупки сессий» — относилось все же к «докроковой эре» медвузов, то есть к эпохе устных экзаменов. Сейчас серийные тестирования студентов – «Кроки», система модульных тестов, вузовский аналог ВНО – весьма независимы, практически лишены коррупционной составляющей и являются серьезным разворотом в сторону болонской интеграции.

…Учиться в меде – сложнее, чем во многих других ВУЗах. Пока будущие юристы, экономисты или социологи весело зависают в новомодных крафтовых кофейнях, не заморачиваясь учебой до самого дедлайна — то есть до сессии или диплома — медицинские студенты учатся круглый год. Они целыми днями колесят по городу, переезжая отнюдь не из кондитерской в пивную – а из больницы в больницу, с кафедры на кафедру. С унылыми лицами, в унылых белых халатах, уныло свисающих из-под курток. Если ты студент меда – в семестре не потусишь, не надейся. Опоздание – отработка. Пропуск – платная отработка и реферат. Серия пропусков – … даже не думай. Именно посещаемость – основа учебного процесса медвуза, а вовсе не качество преподавания или количество знаний. Хотя объемы знаний неизбежно огромны, а их укладка в памяти будущего пользователя многослойна. От курса к курсу знания наматываются на первоначальный школьный стержень и к окончанию института представляют собой… огромный спутанный клубок. Колтун, совершенно не пригодный к употреблению. Окончивший шестилетнее обучение и получивший диплом человек растерян, некомпетентен, профессионально непригоден и по сути не умеет ни-че-го.

А до момента, когда профессия принесет первый дивиденд в виде зарплаты две тыщи грн – остается два или три года. Итак, время пошло.

Инесса Сафонова                                           Инесса Сафонова




Коментарии

comments