Российский эксперт бокса Беленький: Из-за боя Кличко — Поветкин и отношения к Крыму ходил в предателях

Александр Беленький – не только авторитетный журналист и телекомментатор. Он написал несколько ярких книг о боксе, в числе которых и «Золотые братья Кличко». Украинским любителям спорта Александр Гедальевич известен по программе «Великий бокс» на телеканале «Интер», куда его регулярно приглашают в качестве эксперта. В откровенном интервью Sport.ua Беленький рассказал, почему на пресс-конференции после боя Кличко-Поветкин подсел к Владимиру за стол президиума,  оценил перспективы украинских боксеров-профессионалом и, пользуясь случаем, передал привет своим бывшим однополчанам из Украины.

Если бы Владимир проиграл, мне было бы не сносить головы…

— Александр, 5 октября исполнилось два года с даты проведения боя Владимир Кличко – Александр Поветкин. Я помню, что на пресс-конференции после поединка вы появились уже после ее начала и неожиданно сели за стол президиума возле Владимира. Почему?
— Меня позвал Виталий Кличко. Сам себя туда приглашать я не имел права. Знаете, я терпеть не могу, когда промоутеры, менеджеры или журналисты после боя говорят: «Мы победили…» — или что-то еще в этом роде. Победил только тот, кто был в ринге. Однако мне история с боем Кличко-Поветкин стоила такой крови, я так долго ходил чуть ли не в национал-предателях из-за того, что откровенно писал, что буду болеть за Кличко, мне устраивали такие «подляны», что я до некоторой степени считал, что это на одну сотую процента и моя победа. В конце концов, если бы Владимир проиграл, мне было бы не сносить головы.

— По моим данным, суммарные потери организаторов этого боя составили более 10 миллионов долларов.  В чем была цель проведения этого поединка в Москве? Умом Россию не понять — или все таки организаторы изначально шли на планированные убытки, надеясь на победу Поветкина? Как вы думаете, на основании чего формировалась такая внушительная цифра призового фонда ($23 233 330). Может, организаторы втайне рассчитывали, что Владимир «нарочно проиграет» за эти деньги?
— Могу совершенно точно сказать, что ни на что подобное организаторы не рассчитывали. Другое дело, что они полагали, что, если где у Поветкина и есть шанс на победу, то это в Москве. Мне довелось пообщаться с главным организатором, Андреем Рябинским, за месяц-другой до боя, и я могу говорить об этом совершенно уверенно. У господина Рябинского была абсолютно четкая и ясная картина того, во что он ввязался. Откуда взялась такая сумма? Я не знаю. До торгов было абсолютно ясно, что тот, кто выложит десять миллионов, выиграет их со свистом. Не мне учить господина Рябинского зарабатывать деньги. Вполне возможно (это только мое предположение), что он хотел, чтобы его имя и название его фирмы «МИЦ», занимающейся недвижимостью, как-то громко прозвучало. Если так, то своей цели он добился. После боя о Рябинском и о МИЦе знали все. Вполне возможно, что он отбил эти деньги за счет дополнительных домов и квартир, которые продал, заработав такую популярность.

— Допускаете, что у организаторов, в команде которых тогда работал Хрюнов, был какой-то тайный расчет, который они в итоге так и не смогли реализовать? Например, чтобы абсолютно дискредитированная допинговым скандалом РУСАДА обнаружила запрещенные препараты в анализах Владимира Кличко после боя или что-то в этом роде…
— Что делается в голове у Хрюнова – знает он один, и то не до конца, так как там все время идут сложные и загадочные не только для посторонних, но и для владельца самой этой головы процессы. Но он с какого-то момента перестал там решать что бы то ни было, а Рябинский слишком сильный и уверенный в себе человек, чтобы опускаться до интриг. Тем более, таких. Кстати, я хотел бы обратить внимание и еще на одну вещь, подтверждающую, что я в своих суждениях опираюсь не на воздух. Рябинский явно не «поработал» с судьями. Понятно, что победу Поветкину в этом бою было дать невозможно, но они вообще никаких поползновений в этом направлении не сделали. Достойно удивления. Думаю, и в Германии, и в Америке судьи, скорее всего, дали бы в таком бою пару раундов местному боксеру.

— Перед поединком многие российские болельщики не встали во время выполнения гимна Украины, а сразу после боя, когда Владимир Кличко на ринге взял микрофон и сказал, «что не чувствует себя здесь чужим», оглушительно его освистали. Также во время поединка вроде бы родной брат Поветкина Владимир кричал в адрес Кличко «Бей петуха». Вас такие пассажи соотечественников удивили?
— Не удивили. Обстановка вокруг матча была такая, что могло быть и хуже. Людей, в том числе и хороших людей, просто завели. Кто и зачем это сделал – другой вопрос. На мой взгляд, это было чем-то вроде продолжения вечного советского соперничества между киевским «Динамо» и московским «Спартаком».  Там тоже страсти полыхали. Проигрывать можно было кому угодно, но только не киевлянам. А тут еще досада навалилась.

Между прочим, многим потом было стыдно. Вылилось это в то, что они стали утверждать, что под украинский гимн все вставали, и свиста в адрес Владимира никакого не было. И это при том, что была запись, которую всегда можно было посмотреть и проверить их слова. Кстати, возвращаясь к вашему первому вопросу: в такой ситуации я тем более был просто обязан сесть за стол к братьям Кличко, когда меня туда позвали.

— В чем, по вашему мнению, крылись причины такого поведения болельщиков? Можно ли говорить, что уже на то время российская пропагандистская машина в СМИ относительно Украины работала  на полную мощь? Или здесь дело просто в менталитете или культуре среднестатистического болельщика, который в тот вечер посетил бой?
— Пропагандистская машина здесь была ни при чем. Культура российского болельщика, конечно, оставляет желать много лучшего. В этой связи должен сказать, что мне ОЧЕНЬ понравилось поведение Александра Усика перед его недавним боем с россиянином Андреем Князевым. Когда зал загудел в адрес россиянина, Усик обратился к людям, сказав (дословно не помню, но смысл был такой), что тот, кто выражает неуважение к Князеву, выражает неуважение и к нему. Это было очень достойно. У нас, к сожалению, не нашлось человека, который обратился бы к залу с такими словами.

— После боя Кличко — Поветкин вы приняли участие в программе «Великий бокс» украинского телеканала «Интер». Последний раз выступали в этой программе в августе нынешнего года во время боя Александра Усика. Никто из соотечественников вас не упрекает, что вы в такое непростое для двух соседних стран время ездите в Украину?
— Знаете, в своей жизни я все решаю сам, и никого не спрашиваю, как мне повести себя в той или иной ситуации. Я стараюсь вести себя так, чтобы мне никогда не было за себя стыдно. Пока удается.

Друзья — на Майдане

— Какое ваше отношение к ситуации с Крымом и происходящему в Донбассе? В свое время ведь вас приглашали в Донецк комментировать боксерские вечера местной промоутерской компании…
— Давайте я отвечу дипломатично. Я не принадлежу к тем то ли 86, то ли 79, то ли еще скольким-то процентам россиян (в любом случае, подавляющему большинству), которые с восторгом относятся к тому, что произошло в Крыму и происходит по сей день на востоке Украины. Об этом я много раз писал в своем блоге. Многие мои украинские друзья были на Майдане, и я знаю, что никаких денег они за это не получали. Когда опубликовали список погибших там, искал в нем своих знакомых. К счастью, не нашел, но не всем так повезло. В Украину я ездил постоянно и видел, как ситуация там постепенно накалялась, чем дальше – тем быстрее. Не думал, что развязка будет такой кровавой, но в том или ином виде ее не могло не быть.

— Как вы относитесь к многочисленным фейкам российских СМИ относительно происходящего в Украине? Поверили в то, что в Славянске был распят трехлетний ребенок – в рамках показательной казни? Не возникла идея поменять двух-трех рабов на одну молодую рабыню?
— Пропаганда – это пропаганда. Среди своих знакомых я не знаю ни одного человека, который бы в это поверил. А рабынь даже в Риме не осталось.

— Что вас сейчас связывает с Украиной?
— То же, что и всегда. В двух армейских частях, в которых я проходил срочную службу в середине 80-х, украинцев была чуть ли не половина. Отношения практически со всеми были великолепные. Жизнь нас раскидала, но, пользуясь возможностью, передаю всем привет. Мужики, я вас никогда не забуду. Вы были верными товарищами, и вы никогда не будете мне чужими!
При этом у меня не вызывает ни малейшего неприятия то, что Украина сейчас – это другое государство. Вообще, мне очень нравится Киев. Архитектура, пейзажи, люди, кухня… В других местах в последние годы я почти не был, за исключением Донецка. Да, вы же меня спрашивали о нем. Знаете, сердце кровью обливается, когда думаю, что того города, в котором я был, где, кстати, встречался с Ленноксом Льюисом, которого пригласили на тот же турнир, что и меня, не то чтобы совсем нет, но что это совсем другое и очень печальное место. Знаете, я не хотел бы выглядеть прекраснодушным идиотом, но я все-таки хочу верить в то, что те, кто стали врагами сейчас, стали ими не навсегда.

Готов пройти проверку на детекторе лжи

— В 2006 году вы написали книгу о братьях Кличко. Долго ли ее писали, как к вашему литературному труду отнеслись Виталий и Владимир? Книга имела коммерческий успех?
— Насколько я знаю, да. Тираж был 25 тысяч, довольно много по нынешним временам. Он разошелся. Сейчас ее достать очень трудно. Виталий отнесся к книге с бОльшим интересом, чем Владимир. Кстати, относительно последнего, я сам оказался очень во многом не прав, что должен признать. Прежде всего, это касается моей тогдашней оценки перспектив Владимира. Он оказался человеком с абсолютно фантастической волей, который после досадных поражений смог не только восстановиться, но и выйти на совершенно иную высоту.

— Кто впервые запустил слух, что братья Кличко платят вам деньги за их пиар в «Спорт-Экспрессе»? И как вам шутка, что именно на эти деньги вы купили себе дом в Италии? Судя по всему, необычайно щедро Виталий с Владимиром оплачивали ваши услуги…
— Понятия не имею. Скорее всего, какой-нибудь сетевой идиот, а подхватить сплетню всегда есть кому. Как я уже говорил, я готов пройти по этому вопросу проверку на детекторе лжи. Когда я работал в «Спорт-экспрессе», никаких денег от Кличко никогда не получал.

Единственное, что было, это когда Виталий дрался с Чизорой в Мюнхене в 2012 году, в СЭ по какой-то причине не было денег меня туда послать, и тогда Виталий вызвался оплатить мое проживание там. В СЭ его предложение с радостью приняли, ну а обо мне и говорить не приходится, я ему благодарен за это по сей день. Иначе не увидел бы ни того боя, ни всего, что его окружало. В частности, драку Чизоры и Хэя на послематчевой пресс-конференции.
Дом в Италии я купил на свои деньги. Правда, заработаны они были не спортивной журналистикой, ею много не заработаешь, а торговлей недвижимостью, причем собственной. Просто я вовремя определил момент, когда надо было все продавать.

— С чем связан ваш переезд из России в Италию? Чем вы там занимаетесь? Итальянский выучили?
— Ну, переехал – это все-таки преувеличение. Я провожу там где-то половину времени, может быть, чуть больше. Все, что имел в Москве, я сохранил. Почему я вообще купил там дом? По любви. Я женился по любви. По любви и переехал. Я безумно люблю Италию, это настоящая страсть, которую моя жена полностью разделяет. Она очень хорошо знает итальянский, что, между прочим, очень мешает его выучить мне. В результате отношения с языком у меня на данный момент собачьи: понимаю много, а сказать… нет, сказать все-таки могу куда больше, чем средняя собака. Думаю, что в полном объеме заговорю очень скоро.

256 конфликтов с Хрюновым 

— Как-то вас пригласили на телеканал «Дождь» на эфир вместе с российским менеджером Владимиром Хрюновым. Он прямо в эфире намекал на вашу непатриотичность .  С Хрюновым у вас был конфликт? Правда, что он приходил в редакцию «Спорт-Экспресса» и жаловался на вас?
— С Хрюновым у меня было 256 конфликтов и будет еще не меньше 492-х. Мы на дух друг друга не переносим. И меньше всего на свете меня волнует, что он там обо мне говорит. Суть его претензий всегда была одна и та же: он почему-то считал, что я должен служить его бизнес-интересам, а у меня на этот счет было несколько другое мнение. Никаких отношений у нас нет много лет. Мы не разговариваем и даже не здороваемся.

— В 2010-м году Хрюнов предлагал автору этих строк, не поверите  — создать пресс-службу Александра Поветкина в Украине. Предлагал приехать в Москву, взять интервью у Александра, намекал, что оплатит проезд.  Вы получали какие-то схожие деловые предложения от Хрюнова?
— Нет, ни до чего подобного дело не доходило. У нас были периоды неплохих отношений. Допустим, я принимал активное участие в разных мероприятиях, связанных с приездом Джеймса Тоуни в Москву и его боем с Денисом Лебедевым. Между прочим, как к профессионалу у меня к нему нет ни малейших претензий. У его бывших боксеров – другое дело. Насколько я знаю… как бы это сказать помягче… они его недолюбливают. А вообще, он очень талантливый и творческий (терпеть не могу слова «креативный») человек.

— Как получилось, что после вашего ухода из «Спорт-Экспресса» он стал едва ли не экспертом этого издания?
— Думаю, он обвел вокруг пальца генерального директора СЭ Новикова, что меня ни в малейшей степени не удивляет, так как Хрюнов гораздо умнее него.

— Какое прозвище у Хрюнова?
— Слушайте, при такой фамилии никакие прозвища не нужны.

— Как вы оцениваете высказывание Хрюнова, что Владимир очень испугался его приезда на торги боя Кличко – Тайсон Фьюри. Верите, что Хрюнов с помощью своих партнеров мог реально выиграть аукцион на проведение этого боя?
— Ну, испугать Владимира ему слабО. Но, думаю, некоторое чувство дискомфорта он вызвал, причем, возможно, и у Фьюри тоже. Если бы я был на их месте – у меня бы точно вызвал. Это великий мастер нестандартных ходов, и я не думаю, что дело там было в одном пиаре. Был у Хрюнова какой-то туз в рукаве. Возможно, даже не один.

— Можно ли сказать, что команды Кличко и Тайсона Фьюри оставили Хрюнова с носом, на флажке договорившись между собой по всем вопросам по организации боя?
— Наверное, да. Впрочем, у меня есть ощущение, что мы не все об этой истории знаем.

Рой Джонс и сбитые летчики

— Бой Кличко – Тайсон Фьюри будет непростым для Владимира? 
— Рад буду ошибиться, но боюсь, что да. У Фьюри много недостатков, но они в значительной степени компенсируются его достоинствами, прежде всего, огромными габаритами и гипермотивированностью, а Владимир слишком давно не встречал не то чтобы достойного… достойное встречал, например, от того же Поветкина, который закончил бой на ногах… а по-настоящему опасного сопротивления. Я почти уверен, что Фьюри окажется в этом бою лучше, чем многие полагают, но, повторю еще раз: я больше всех буду рад ошибиться. Насколько хорошо я отношусь к Владимиру, настолько же плохо – к Фьюри. Ни малейшей симпатии этот хамоватый персонаж у меня не вызывает.

— Виталий Кличко закончил боксировать в 41 год. Как думаете, Владимир сможет побить этот братский рекорд спортивного долгожительства?
— Вполне может. Вполне. Захочет ли – другое дело.

— Вы как-то сказали, что профессиональный бокс очень коррумпирован. Когда он был больше коррумпирован – во времена расцвета промоутерского таланта Дона Кинга или сейчас? Где больше расписывают «договорняков»  — в Европе или Америке? Часто ли «договорняки» случаются на уровне чемпионских боев?
— Договорняков на высшем уровне очень мало. Был целый ряд боев, по поводу которых у меня были ОЧЕНЬ большие сомнения, но их было немного. Называть не буду, так как никаких доказательств у меня нет. Есть, правда, информация из неофициальных источников, но ее на суде не предъявишь. Когда было хуже? Тут волнами идет. В начале нулевых у меня было ощущение, что пусть и медленно, но положение с коррупцией понемногу улучшается. Прежде всего, это касалось судейства в Америке. Теперь стало явно хуже. Причем не где-то, а везде.

— Недавно у Украины появился третий чемпион мира – Виктор Постол. Какие у него перспективы на профессиональном ринге?
— Вы знаете, его победа стала для меня приятной неожиданностью. И дело даже не в том, что он победил, а КАК победил. У Маттиссе на протяжении всего боя не было ни одного шанса. В этом плане Постол значительно превзошел Дэнни Гарсию, а я о нем очень высокого мнения. Как я это вижу сейчас, перспективы у Постола просто замечательные. Удачи ему. Кстати, по поводу вашего предыдущего вопроса. На момент остановки боя в десятом раунде Постол вел на двух судейских картах со счетом 86-85, а на третьем с тем же счетом вел Маттиссе! И это при том, что аргентинец по-настоящему не выиграл ни одного раунда. Ну, хорошо, парочку более-менее равных можно было отдать ему, но это ВСЕ! Я бы подверг всех троих судей пожизненной дисквалификации, а того, на чьей карте вел Маттиссе, еще и кастрации. Чтоб неповадно было.

— Как долго  чемпионом мира будет Василий Ломаченко и сможет ли он объединить титулы?
— Василий Ломаченко показал, что  он замечательно учится на ошибках. Он растет от боя к бою, а с боксерами, которые после долгой любительской карьеры переходят в профессионалы, это далеко не всегда случается. Да, я верю, что он сможет объединить титулы, хотя, учитывая конкуренцию в его весе, гарантировать ему это никто не может.

— Какие перспективы у Александра Усика, Вячеслава Глазкова, Исмаила Силлаха?
— Самые лучшие, мне кажется, у Усика. Ему еще нужно проверить себя в боях с самыми сильными соперниками, а таких в его весе хватает. Чего стоит только российская компания в этой категории: Лебедев, Дрозд, Кудряшов, Чахкиев… А там еще Гассиев на подходе. Глазков сильнее, чем многие думают. Он еще себя покажет. Силлаху, с которым я немного знаком и отношусь с большой симпатией, надо полностью восстановиться после поражения от Ковалева. Здесь примером ему может послужить Владимир Кличко. Тогда он сможет полностью реализовать свой талант.

— В свое время вы дружили с Цзю и Валуевым. Какие сейчас у вас отношения с Костей и Николаем?
— Ну, тут, что называется, жизнь развела. Коля в Думе, я – нет… Костя где-то вечно очень занят. Я тоже. К тому же теперь живу все больше в Италии. Когда встречаемся, рады друг друга видеть, но встречаемся крайне редко.

— Как оцениваете инициативу Роя Джонса принять российское гражданство? Кто-то из известных американских боксеров может пойти по проторенной Роем дорожке?
— Ну, приехал человек за былой славой и новыми деньгами. Получит – буду рад. Человек он достойный. Но что-то я не думаю, что он всего этого добьется. Кое-кто может пойти по его пути. Руководствоваться будет тем же самым, и опять-таки это будут совсем не нынешние звезды первой величины.  Только сбитые летчики. В общем, я отношусь к этому без восторга.

— С кем из действующих боксеров вы бы хотели познакомиться или поужинать?
— Знаете, больше всего я хотел бы, наконец, познакомиться с Флойдом Мейуэзером и узнать, так ли он отвратителен, как многие говорят. Вот о Джеймсе Тоуни чего только не писали, а оказался замечательный мужик.

— Какие ваши дальнейшие творческие планы? Когда ждать выхода вашей новой книги и чему она будет посвящена?
— Если книга будет, то она будет об Италии.




Коментарии

comments